?

Log in

No account? Create an account

ДАТЫ. Сегодня 80 лет со дня кончины генерала П.Н. Врангеля


Вокруг Врангеля в последние годы его жизни образовался круг самых доверенных его людей: генерал Шатилов, А.И. Гучков, генерал-майор фон Лампе, философ Иван Ильин. Эта глубоко законспирированная организация налаживала связи в политических, экономических и военных кругах разных стран, предпринимала меры для создания в Советской России организации, не имевшей связей с прежними и существующими разведывательными учреждениями белой эмиграции.
Деятельность этой структуры прервёт внезапная кончина генерала Врангеля, которую большинство расценили, как убийство. Предположительно, гостивший в доме Петра Николаевича брат его денщика, о котором тот прежде даже не упоминал, прибывший из Советской России, подсыпал яд в еду генералу. Судя по всему, это был туберкулин, вызвавший у абсолютно здорового 49-летнего барона скоротечную чахотку, которая свела его в могилу в считанные недели. Мать Петра Николаевича писала: «Тридцать восемь суток сплошного мученичества!.. Его силы пожирала 40-градустная температура… Он метался, отдавал приказания, порывался встать. Призывал секретаря, делал распоряжения до мельчайших подробностей».


Уже больной, Врангель продолжал работать. Незадолго до смерти, уже приняв причастие и исповедавшись, он обсуждал с генералом Шатиловым вопросы, касающиеся армии и её содержания. Редактируя свои «Записки», которые готовил к изданию фон Лампе, Пётр Николаевич исключил из неё 1/8 часть текста, распорядившись уничтожить её, где говорилось о Государе и Деникине, оставив, таким образом, лишь факты, не дав волю эмоциям, не пожелав сводить счёты, поднявшись выше этого и показав пример чести, благородства и смирения.
Последними словами генерала были: «Я слышу колокольный звон, Боже, храни армию!» 
Смерть Врангеля стала трагедией для большого числа русских людей, для армии. Один офицер написал в предсмертной записке: «Для меня его смерть означает конец всего, надежды вернуться в Россию больше нет», - и застрелился…
Деньги на похороны Главнокомандующего посылали отовсюду – офицеры, солдаты, казаки – Белое воинство.
Похоронили П.Н. Врангеля, согласно его завещанию, в русской церкви в Белграде. Его провожало огромное количество людей, присутствовало 363 делегации, было возложено более 200 венков, воздух дрожал от артиллерийского салюта. Митрополит Антоний (Храповицкий) сказал об этой церемонии: «Похоронами, которые пышностью превзошли даже погребение царственных особ, Господь увенчал его славный путь, воздав ему то, чего лишён он был в земной жизни. Его уделом были не триумфы, а тяжкий труд и разочарования, зато его похороны из проводов в последний путь превратились в победный марш».
Е.В. Семёнова. Белый Рыцарь. Генерал П.Н. Врангель 



ИЗ ИЗРЕЧЕНИЙ БАРОНА ВРАНГЕЛЯ
Белая борьба – это честное возмущение русского человека против наглого насилия над всем для него святым: Верой, Родиной, вековыми устоями государства, семьи.
Белая борьба – это доказательство, что для сотен тысяч русских людей честь дороже жизни, смерть лучше рабства.
Белая борьба – это обретение цели жизни для тех, кто, потеряв Родину, семью, достояние, не утратил веры в Россию.
Белая борьба – это воспитание десятков тысяч юношей – сынов будущей России – в сознании долга перед Родиной.
(...)
Не вычеркнуть из русской истории тёмных страниц
Настоящей смуты. Но не вычеркнуть и светлых –
Белой борьбы. 


*
В политике Европы тщетно было бы искать высших моральных побуждений. Этой политикой руководит исключительно нажива. Доказательств тому искать недалеко. Что порукой тому, что,
используя наши силы, те, кому мы сейчас нужны, не оставят нас в решительную минуту? Успеем ли мы дотоль достаточно окрепнуть,
чтобы собственными силами продолжать борьбу? Темно будущее, и лучше не заглядывать в него. Выбора нет, мы должны биться пока есть силы. 


*

Если Белому делу суждено кончиться, то пусть конец этот будет так же почётен, как весь «белый» крестный путь…

*

Русская Армия – это не только последняя горсть защитников Родины, - говорил он, - это не Корниловцы, Марковцы, не гвардейцы – последний батальон Императорской Гвардии; это не Донские, Кубанские, Тёрские казаки. Русская Армия – это всё русское воинство, оставшееся верным знамени, Русская Армия – это всё, что не Совдепия – это Россия…
И пока не умерла Армия – она, эта Россия, жива.

*

Оставленная всем миром обескровленная армия, боровшаяся не только за наше русское дело, но и за дело всего мира, оставляет родную землю. Мы идём на чужбину,идём не как нищие с протянутой рукой, а с высоко поднятой головой,в сознании выполненного до конца долга. Мы вправе требовать помощи от тех, за общее дело которых мы принесли столько жертв, от тех, кто своей свободой и самой жизнью обязан этим жертвам.

*

Слушайте, русские люди, за что мы боремся:
За поруганную веру и оскорблённые её святыни.
За освобождение русского народа от ига коммунистов, бродяг и каторжников, вконец разоривших Святую Русь.
За прекращение междоусобной брани.
За то, чтобы крестьянин, приобретая в собственность обрабатываемую им землю, занялся мирным трудом.
За то, чтобы истинная свобода и право царили на Руси.
За то, чтобы русский народ сам выбрал бы себе Хозяина.
Помогите мне, русские люди, спасти Родину».

*

Верю, что настанет время, и Русская армия, сильная духом своих офицеров и солдат, возрастая, как снежный ком, покатится по родной земле, освобождая её от извергов, не знающих Бога и Отечества.
Будущая Россия будет создана армией и флотом, одухотворёнными одной мыслью: «Родина – это всё».



СОВРЕМЕННИКИ О БАРОНЕ ВРАНГЕЛЕ

Чем же он был для нас? Неисчерпаемым источником веры, силы и уважения к самим себе… Что мы осязали в нем, что видели? Законченное совестное благородство. Мужественную, неистощимую волю. Дальнозоркую, утонченную интуицию… И Россия никогда не забудет ни его имени, ни его доблести, ни его идеи. 
И.А. ИЛЬИН


*
…Человеческими же чертами, выделявшими его из остальной генеральской среды, являются чрезвычайная эластичность,высокая культура и сильная личная восприимчивость.
П.Б. Струве


*

Врангель принадлежал к числу тех политических деятелей, для которых борьба – естественная стихия. И, чем непреодолимее было препятствие, тем охотнее, радостнее он на него шёл. В нём был «боевой восторг», то, что делало его военным от головы до пяток, до малейшего нерва в мизинце.
Н.Н. Чебышев 

*

Благодаря личному обаянию, благородству стремлений, безупречной репутации и нескончаемой энергии
он заслужил восхищение армии и простых людей от Каспия до Украины. Военные успехи он подкрепил демократическим, но твёрдым гражданским правлением, в котором проявил то же стремление к реформам и заботу о простых людях…
«Дейли телераф»
  

*

Это был выдающийся человек. Вспомним добрым словом храброго офицера, верно служившего делу союзников, и главнокомандующего, который потерпел поражение только из-за трагического стечения обстоятельств.
Сэмюэль Хор («Таймс»)
 

*

Врангель был нашим любимым вождём. В нём воплощалась наша последняя надежда на победу в этой войне. Мы верили и любили его, нашего белого рыцаря…
Капитан артиллерии Пронин

*

Русская эмиграция никогда не была «счастливой», да и сам факт пребывания в изгнании исключает всякий вопрос о счастье. Но у белой русской эмиграции при жизни генерала Врангеля был её ДРУГ, её ГЕРОЙ. В генерале Врангеле сама БЕЛАЯ ИДЕЯ нашла своё воплощение, он как бы олицетворял её. Генерал фон ЛАМПЕ

ПИСЬМО БАРОНА ВРАНГЕЛЯ НЕУСТАНОВЛЕННОМУ АДРЕСАТУ
П. Н. Врангель - адресат не установлен
12 января 1922 г.
г. Константинополь.
Российское посольство.
Глубокоуважаемый Антон Владимирович,
Письмо Ваше от 19 декабря п. года получил и искренно сожалею, что не могу в личной беседе с Вами обсудить все интересующие меня вопросы. [...]
Хотелось бы, чтобы творимые противниками Армии легенды о ее реакционности, ее бонапартизме были бы рассеяны; хотелось бы, чтобы русские люди поняли наконец, что Армия живой символ национального бытия, что в ней фундамент того живого стройного здания, которое придется воздвигать на развалинах советской России.
Политическое "кредо" Армии ясно и высказывалось многократно и мной и моими ближайшими помощниками, в частности С. Н. Ильиным в Париже в заседании Бюро национального Комитета: Армия ведет борьбу не за монархию, не за республику, а за Отечество. Она не пойдет за теми, кто захочет навязать России, помимо воли народа, тот или иной государственный правопорядок, но станет на страже того порядка, который будет установлен действительно свободным изъявлением народной воли. Вы бесконечно правы, говоря, что требуется величайшее терпение и величайшее искусство разобраться в той сложной обстановке, в которой протекает теперь эта воля народа. Один неверный шаг может вызвать недоверие народных масс, и тогда дело возрождения России опять может затянуться на несколько лет.
Эта кропотливая работа проникновения в психологию масс с чистыми национальными лозунгами может быть выполнена лишь при сознательном отрешении от узко партийных, а тем более классовых доктрин и искренности в намерениях построить государство так, чтобы построение удовлетворяло народным чаяниям.
Строить придется в потемках, а потому строителям нужно быть сугубо осторожными, дабы не разрушилось воздвигаемое ими здание.
[...] Все прошлое России говорит за то, что она рано или поздно вернется к монархическому строю, но не дай Бог, если строй этот будет навязан силой штыков или белым террором. В том случае, если в России установится волей народа республиканская форма правления, каждый честный монархист должен будет с этим примириться и быть вернейшим слугой своей Родины.
Перейдя к нам, т. е. к эмиграции, скажу, что, если она претендует на то, чтобы принять какое-либо участие в воссоздании Родины, она должна вернуться домой единым фронтом, с единой программой, с единым лозунгом —Отечество. [...]

Я убежден, что мы могли бы легко найти общий язык и сговориться; для этого нужно лишь отрешиться от узко партийных программ, от предвзятого, диктуемого воспоминаниями отношения к некоторым именам и объединиться в одном чувстве — любви к Отечеству и желании работать на его благо...
Прошу Вас принять уверения в искреннем моем уважении и преданности.
Подлинное подписал:П. Врангель.

ПОСВЯЩЕНИЕ БАРОНУ ВРАНГЕЛЮ
(Из цикла «Белый Крым)
 
"Господи, как тяжело..." -
Вздохом в пустынном зале.
Что было свято, светло,
Бесы, глумясь, растерзали...
 
Перед войсками - прямой,
Сам, точно знамя Победы.
Будет ещё час иной...
Русь не исчезнет без следа...
 
Каждое слово - звеня -
В тысячи душ надеждой.
Рыцарь, герой, вождь, броня,
Где ни единой бреши...
 
Руку - на рукоять
(Жестом привычным) кинжала.
Слушай же, Белая Рать,
Белого Генерала!
 
Взор светлых глаз - горит
Верой неугасимой.
Истина победит!
Белою станет России!

Гордой главы оборот.
Голос (поверх всех) резкий.
Перед войсками идёт
В тёмной своей черкеске.
 
Грянут: "Ура!" - ему.
Он и теперь - победитель...
Белая Русь, не к нему ль
Вопль твой в предсмертном наитье?
 
Воинов своих проводил,
С отчей землёю простился,
К небу глаза обратил
И про себя помолился.
 
Боли не выдаст чело...
Кровью в душе разольётся.
"Господи, как тяжело!" -
Раз лишь чуть слышно прорвётся…


http://petr-vrangel.narod.ru/

Comments

+!

June 2019

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Powered by LiveJournal.com