Елена Семёнова (elena_sem) wrote,
Елена Семёнова
elena_sem

По страницам Истории

История морского кадетского корпуса, когда в нем обучался Ф.Ф. Ушаков

«Вечный мир» между Россией и Речью Посполитой

Рождение Балтийского флота: пехота штурмует корабли

Русский «Орел» взлетает над морем

Как русская Кавказская армия разгромила 3-ю турецкую армию в Эрзинджанском сражении

День рождения Тихоокеанского флота

Первое взятие Нарвы

Дарданелльская победа адмирала Сенявина

21 мая 1725 года Императрица Екатерина I учредила орден Святого Александра Невского






Телевизионный пятисерийный документальный фильм создан к 130-летию со дня рождения Николая II и к 80-летию расстрела царской семьи. Кроме монологов ведущего, замечательного актера театра и кино Георгия Степановича Жженова, серии включают в себя документальный материал: уникальную кинохронику, редкие фотографии и документы.


«От героев былых времен не осталось порой имен…» Эти строчки популярной песни смело можно отнести к судьбе создательницы первого женского ударного батальона Марии Бочкаревой. При жизни слава этой удивительной женщины была столь велика, что ей могли бы позавидовать многие звезды современной политики и шоу-бизнеса. Репортеры наперебой брали у нее интервью, иллюстрированные журналы помещали на обложках ее фотопортреты и восторженные статьи о «женщине-герое». Но, увы, спустя уже несколько лет в памяти соотечественников остались лишь презрительные строчки Маяковского о «бочкаревских дурах», бестолково пытавшихся оборонять Зимний дворец в ночь Октябрьского переворота…

Этот фильм о забытом корпусе. О двух русских особых пехотных бригадах, сражавшихся во Франции во время Первой мировой войны. Не изменив союзническому долгу после выхода России из войны в 1917 г., в составе Марокканской ударной дивизии они с русским флагом вошли в освобожденную Лотарингию. За подвиги под Суассоном и участие в прорыве главного укрепления немцев - линии Гинденбурга французская пресса назвала русское военное формирование Легионом чести. И поныне французы чтят память русских воинов, погибших за чужую Отчизну. Однако те, кто остался в живых, после революции 1917 года стали никому не нужны. Каждому из них, в том числе и будущему маршалу Малиновскому, пришлось возвращаться на родину самостоятельно. Кстати, маршал Малиновский всю жизнь держал на своем рабочем столе какую-нибудь французскую книжку. И уже после войны он снова отправился во Францию - вспомнить молодость... Далеко от России русское воинское кладбище в Сент-Илер-ле-Гран, где нашли вечный покой русские солдаты, погибшие за Францию. И вечной благодарностью им остались слова маршала Фоша: «Тому, что Франция не оказалась стертой с карты Европы, мы обязаны прежде всего России».

О дворянине, литераторе, офицере и фронтовике 1914 года Леониде Георгиевиче Кубаровском известно немного. Впервые о нем рассказала библиограф Центральной городской библиотеки Н. Новгорода О.В. Григорьева в книге о замечательных женщинах-нижегородках. Но эти сведения крайне скудны. Нам удалось добыть новые факты о воине Первой мировой, погибшем на Западном фронте в ноябре 1914 года.


Начиная с лета 1915 года бои Первой мировой войны переместились на территорию Беларуси. Немецкое наступление было остановлено по Сморгонью, где сдерживалось более 2-х лет, вплоть до Брест-Литовского мира. На этом участке фронта немецкие войска применили газы впервые, но успеха не достигли, благодаря стойкости защитников Сморгони. В последующие месяцы войны газовые атаки войдут в разряд обычных боевых действий.
В моральном отношении сморгонские позиции попали в число трудных для обороны. У солдат сложилась поговорка: "Кто под Сморгонью не бывал — тот войны не видал". Десятки тысяч солдат и офицеров отдали свою жизнь, обороняя Родину, сотни неизвестных и 847 поименно известных героев Сморгони стали в тех боях Георгиевскими кавалерами.

Впервые за время долгого отступления русских армий немцы были остановлены, и это было у Сморгони. 6 сентября 1916 года у той же высоты 72,9 впервые в войне русские войска применили газ. На германские окопы за 15 минут атаки его было выпущено 13 тонн. Сморгонские позиции попали в число трудных для обороны. Мужество и героизм стали здесь нормой. Недаром у русских солдат сложилась поговорка «Кто под Сморгонью не бывал, тот войны не видал». После 1917 г. подвиг русских солдат был забыт на долгие год.

Талергоф – для галицко-русского народа это было страшное слово. Туда попадали крестьяне и интеллигенты, духовенство и мещане. Критерий отбора на роль узника был один: Считаешь себя русским? Значит, марш за колючую проволоку. И многие простые галичане не могли уразуметь, почему их за утвердительный ответ на вопрос «Рус?» хватали и с побоями тащили в узилище. Те события получили название «галицкая Голгофа», и мучеников на неё возводили по национальному признаку. Подробно останавливаться на истории Талергофа сейчас не имеет смысла. Лучше ознакомиться с документальными источниками, которые есть в открытом доступе. Это «Талергофский альманах. Пропамятная книга австрiйскихъ жестокостей, изуверстствъ и насилий надъ карпато — русскимъ народомъ во время Bceмiрной войны 1914 — 1917 гг.» в четырёх частях, где подробно, со ссылками на австро-венгерские документы той эпохи, описываются казни и преследования тех, кто отказывался перекрещиваться из русских в украинцы.

......Я хорошо помню этот храм. (Храм Христа Спасителя построен в благодарность за заступничество Всевышнего в критический период истории России как памятник мужеству русского народа в борьбе с наполеоновским нашествием 1812 года - прим. В. Смысловского). Он стоял окруженный четырьмя, со вкусом посаженными, фруктовыми скверами. Весной они благоухали и красовались яблоневым цветом. На колокольне храма были очень ценные колокола. И когда ими управлял мастер своего дела, можно было слушать этот перезвон как музыкальное произведение. Храм был построен в честь победы русского народа 1812 года. Внутренние стены его были расписаны величайшими мастерами русской живописи. Врубель! Васнецов! Нестеров!

Октябрьский переворот 1917 года привёл в смятение значительную часть российского общества и при этом вызвал у противников большевиков довольно вялую реакцию. Хотя волна восстаний началась почти сразу, советской власти удавалось довольно быстро локализовать и подавлять мятежи. Белое движение поначалу оставалось разрозненным и не шло дальше глухого недовольства.

А потом восстал чехословацкий корпус — большое, хорошо вооруженное и крепко сбитое соединение, растянувшееся к тому же от Поволжья до Тихого океана. Мятеж чехословаков оживил антибольшевистские силы на востоке России и дал им время и повод для консолидации.


Скоро два года, как мы оставили родную землю. Гибнет Матушка-Русь. Красное знамя, испепелив нашу Родину, охватывает соседние страны.

Но не видит его ослепленная корыстями и распрями Европа. Главы Церкви и государств жмут руки клятвопреступникам и цареубийцам, ворам и разбойникам. Представители наших недавних союзников раболепствуют перед предателями Брест-Литовска. Потворствуя им, отдаляют неизбежный час их падения.

Наша казна истощена – мы стоим перед суровой необходимостью собственным трудом снискать средства к жизни.

В Сербии части наши уже обеспечены работой. Очередь за вами. Пусть каждый, кто в силах, становится на работу. Он облегчит помощь другим.

Не теряйте связь с родными частями. Заменив винтовку лопатой, шашку – топором, вы останетесь членами родной полковой семьи, русскими воинами, орлами Русской Армии,

Бог смилуется над Россией. Наступает день, и по призыву своего Главнокомандующего слетитесь вы под старые знамена и вновь расправит крылья Русский Орел.

Генерал Врангель


...Поистине невозможно перечислить все стороны той работы на благо России и Русского Зарубежья, которую с успехом проводил Владимир Владимирович. И всюду, в любой сфере деятельности и во всех организациях, где он трудился, В.В. Гранитов был неутомимым работником, незаменимым организатором и душой всего дела. Таким он оставался до последнего вздоха. Уже будучи прикованным к постели, но до последней минуты сохраняя ясность своего незаурядного ума, Владимир Владимирович продолжал думать о работе возглавляемых им организаций. Через своих преданных друзей он поддерживал связь с Россией, советовал, отдавал важные распоряжения.

В двунадесятый христианский Праздник — день Вознесения Господня вознеслась к Престолу Всевышнего и душа Белого Воина Владимира.

И.Б. Иванов


Мария Михайловна всегда гордилась тем, что её дед стоял у истоков Белой борьбы, подчёркивала, что отец был участником Белого движения, состоял членом Русского Обще-Воинского Союза. По мере возможности и сама она принимала участие в делах РОВСа. Внучка основателя Добровольческой Армии всем сердцем поддержала осуществлённое Председателем РОВСа поручиком В.В. Гранитовым перенесение Белой работы на Родную Землю и активно содействовала этому процессу, пересылая единомышленникам в Россию столь редкие тогда книги по истории и идеологии Белого движения, уникальные материалы о Русской эмиграции.


В субботу, 9 июля, у нас в Цепилове был митинг. Я не пошла: была занята прополкой свеклы, что рос­ла на опушке леса.
Издалека до нас долетали взрывы смеха, галдеж. Изредка свист.
Вечером ко мне пришли несколько пареньков.
- Ой, смеху было! Собрались мы. И вот приехали какие-то начальники. Стали всяко-разно говорить: «Мы, вас освободили, раскрепостили. Теперь у вас будет новая, счастливая жизнь! Вот у нас в колхо­зах получают даже по 2 килограмма на трудодень». Мы чуть со смеха не повалились! Чтобы мы за 2 ки­лограмма хлеба работали, да на своих харчах! Тог­да выступили Спиридон Мотрук и Леня Волченко. Они бедняки: ни кола ни двора - им и говорить ловчее. Их-то никто не попрекнет, не заподозрит! «Да что вы, - говорит Спиридон, - зачем мне ваши 2 ки­лограмма в колхозе? Я пойду косить к нашей барыш­не и получу 50 килограмм в день. И накормят меня пять раз от пуза, а вечером кварту вина вдобавок!» И все поддержали: «Верно, - говорят, - не нужно нам ваших двух килограммов! Мы своим курам боль­ше насыпаем!» На том и кончилось...
Увы! Я тогда и не поняла, что именно на этом окон­чилось все мое благополучие, все мои труды и на­дежды! Отныне судьба моя была предрешена. Впро­чем - нет: предрешена она была куда раньше. А теперь все было лишь ускорено и обставлено са­мым впечатляющим образом.

3 августа 1930г. Коллегией ОГПУ владыка Димитрий был приговорен по статье 58-10 и 11 УК РСФСР к высшей мере наказания, расстрелу, с заменой на 10 лет тюремного заключения. По объявлении приговора он был отправлен в Ярославский политизолятор. Там, в одиночной камере, он был обречен на медленное умирание. Старческая немощь святителя не вынесла тяжести заключения, и он скончался в Ярославской тюрьме 17 мая 1935г. в возрасте 78 лет.


Освободившись из заключения, Сергей Алексеевич Никитин не мог жить в Москве, поскольку ему запрещали это власти, и поэтому он поселился на 101 километре от столицы, в поселке Карабаново (ныне – г., подчиненный администрации г. Александрова). Здесь он некоторое время работал врачом-невропатологом в поселковой больнице, и одним из важнейших событий в жизни будущего епископа в это время стала его встреча с епископом Ковровским Афанасием (Сахаровым), также жившим в этих краях на 101 километре от столицы после очередного тюремного срока. Спустя некоторое врем епископ Афанасий тайно рукоположил врача-невропатолога Сергея Никитина во священника, и по его совету только что рукоположенный врач и священник оборудовал с своей квартире в поселке Струнино (ныне - г., также подчиненный администрации г. Александрова) домовый храм, в котором, скрываясь от едва ли не круглосуточной слежки властей, совершал таинства и богослужения. До 1951г. будущий епископ Стефан жил в поселке Струнино и служил как священник только тайно, поскольку легально он мог работать только врачом-невропатологом, и, таким образом, некоторое время, на первый взгляд, самым невероятным, но, как показывает известный пример архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого), естественным образом успешно сочетал два важных и необходимых для общества в любые времена вида служения.


Возникновеніе въ Малороссіи, называемой нынѣ Украинѣ, украинской церкви совпадаетъ съ періодомъ совѣтскаго НЭП’а на Украинѣ отъ 1921 г. по 1930 г. Исполнителемъ программы «украинскаго НЭП’а является кандидатъ въ члены Всесоюзнаго ЦИК’а — и секретарь Украинскаго ЦИК’а Скрыпникъ. Онъ какъ истый украинскій патріотъ и націоналистъ, украинизировалъ учрежденія Малороссіи, учебныя заведенія и главное свое вниманіе обратилъ на «украинизацію» Православной Церкви, которая въ то время была едина и сильна и составляла одно цѣльное съ Россійской Церковью.

Созданіе украинской церкви, названной ея организаторами «Украинской Автокефальной Православной Церковью» интересовало Совѣтское правительство по двумъ причинамъ:
1) этимъ разбивалось единство Россійской Церкви и подрывались религіозно нравственные устои населенія Малороссіи. Въ центрѣ Россіи Совѣтское правительство къ этому времени способствовало возникновенію «Живой церкви» и «Обновленчества» съ тойже самой цѣлью уничтоженія Православной Церкви;
2) При помощи украинской церкви произвести учетъ возникшаго при Украинскомъ правительствѣ, въ 1918-19 г. г. по городамъ украинскаго сепаратистическаго элемента, разсосавшагося среди народныхъ массъ.


Власть постоянно обрушивала на церковь репрессивные удары различной интенсивности. Первая половина 30-х гг. наглядно показала, насколько опасно было быть «церковником». Разрушительный натиск на церковь в ходе Гражданской войны стал чуть тише в период нэпа. Однако в 1930—1931 и 1933 г. этот террор повторился, чтобы совершенно захлестнуть религиозную часть общества в 1937—1938 гг.

Вина некоторых казненных на полигоне заключалась лишь в том, что они хранили переписанное от руки стихотворение Есенина, направленное против «придворного поэта» Демьяна Бедного («антисоветская агитация!»). Или книгу С. Нилуса «На берегу Божьей реки» («национализм, антисемитизм, церковное мракобесие!»). Или, не дай Бог, у кого-то припрятан был портрет последнего царя («диверсия, монархические настроения!»). Иных привели в Бутово невинные шутки, которые они позволяли себе (иногда даже в стихах), в адрес прославленного летчика Водопьянова. Это тоже почему-то не прощалось.


...она едет поставить памятник сыну, год назад зверски убитому (следствие так и повисло в воздухе), что она тоже во время войны с Молдовой давала продукты и деньги, что знает Андрееву, руководившую женщинами Приднестровья в те жестокие и славные дни... Рассказывает о начале войны, бегстве — сначала на Украину, а потом в Россию, куда-то под Москву, где ныне тоже далеко не мед. Что, вместе с тем, румыны (хотя в ней самой румынская кровь) отличаются жестокостью и объединяться с ними не хочет никто, кроме отдельных прорумынских националистов...



23 мая — день памяти Евгения Родионова, героя-мученика новейшей истории России


20 лет прошло со дня его смерти, но на дорожке к могиле не протолкнуться. Много военных, ветеранов локальных конфликтов, священники, дети, старики, молодежь. Одна за другой служатся панихиды. Заупокойные песнопения сменяются радостными пасхальными, и приветствием «Христос воскресе!»

Замечаю большую группу священников и прихожан с Украины, кто-то из Киева, другие из Днепропетровска. В прошлые годы в этот день почтить память русского солдата Евгения Родионова в Сатино-Русское с Украины приезжали целыми автобусами — сегодня их меньше. Но не потом что верующие на Украине как-то поменяли свое отношение… Просто, как посетовал днепропетровский батюшка, из-за конфликта последних лет гораздо сложнее стало преодолевать границу.

Здесь, на могиле Родионова, нет разделения на национальности, и не важно, каких политических взглядов ты придерживаешься. Перед одним крестом бок о бок стоят русские и украинцы, военные и гражданские, священники и миряне. Среди них, никак не выделяясь, тихонько стоит и мать Жени — Любовь Васильевна Родионова.


Tags: Белый крест, Страницы Истории, антибольшевизм, даты, игорь иванов, мои фильмы, русское воинство, святые, сыны отечества, церковный вопрос, чеченская война
Subscribe

Posts from This Journal “даты” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments