Елена Семёнова (elena_sem) wrote,
Елена Семёнова
elena_sem

Влад Маленко. Музыка близкой войны...

http://www.ekran2006.ru/pictures/694/13145449071.jpg

Золотой телевизор
Золотой телевизор...
В него легче смотреть на грязь,
Не понимая откуда она взялась...
И считать себя человеком сидящим «над».
Почти соратником бога.
Но не того, что распят...

А теперь пропусти рекламу,
И в прямом эфире пойдет война.
У тебя на столе яичница,
На экране убитый мальчик.
Показалось, что кровь с молоком
В стакан налила жена?
Переключи на хоккей,
И узнаешь какой счет в матче.

Какой счет в поединке
Между блондинкой солнца
И безволосой брюнеткой луны,
Из глаз которой слез валуны
Прямиком попадают в крыши свежих некрополей на Рублевском шоссе?
Думаешь, в эту войну вовлечены не все?
Украина кровавит небо распоротым пузом.
В Одесский дом Профсоюзов
Вносят канистры
Уморительные юмористы.
Чьи-то смерти под чей-то зажигательный смех...
Штрек брейх...

Украина у края...
Две чеченских войны,
Незамеченные
чеснотворными либералами,
Ищущими в Европе остатки рая...
Божками меченым и беспалым
Прикрывавшими свой воинственный атеизм.
Почитатели финансовых призм...
Хрусталики глаз
У них устроены так, что виден лишь нужный кусок.
В золотом телевизоре
кровь превращается в клюквенный сок.
Взрыв похож на салют.
Как, должно быть, вы рады,
Искатели комфортной правды,
За которые гранты дают!
Ваши аплодисменты
Цифрам из европейской сметы!

Но по ком стучат бабы в тазы на Майдане?
По твоей деревенской бане
в Вологде,
По стеклам мэрии в каждом городе,
По перепонкам детской кроватки,
По душе, играющей в прятки
с собственной совестью,
Приятного аппетита!
Включайте новости.
21.5.14

Юго-восточное
На какую печку удобнее Емеле лечь,
Чтобы думалось просто да спалось легко?
А под Луганском на лугу в корову угодила картечь.
Потекло из вымени красное молоко.

Хипстер совершает буддийский обряд -
Дышит сладким запахом анаши.
А в Славянске в школе первого сентября
Выбиты все стекла и нет ни души.

Океаном любоваться хорошо на закате.
В Москву позвонить - покормлен ли кот...
А есть такой городок - Краматорск, посмотри на карте.
Там чернокожие капралы взорвали консервный завод.

Новости войны на завтрак.
Это какая серия?
Та, где пятилетний мальчик умирает в Донецке от мук?
По ком звонит колокол?
По ком работает артиллерия?
По Москве, сестра.
По Сибири, брат.
По России, друг.
14.8.14

Земля
Солдаты получат новые имена.
Свечи за них пылают в руках сестер.
Земля держит весной во рту семена
И смотрит внимательно в небо глазами озер.
Яблоки глаз, и те у солдат в пыли.
Гильзами кормит битва своих птенцов.
Павшие воины - вот семена Земли,
Они становятся хлебом, в конце концов.
Снежному ворону - грех над землей кружить.
Выковал ветер солнце из ковыля.
Если зерно умрет - будет вечно жить.
Это - главное, что умеет земля.
Порох горячий - это войны пыльца.
Носится в небе планеты воздушный шар.
Корнем дерева станет скелет бойца.
Радостным Ангелом будет его душа.
Солнце идет в атаку под крик Уррра!
Ветер творят над морем надежд винты.
Вечно брюхата земля и вечно сыра.
Нету могил, есть клумбы. На них - цветы.
К сильным ушибам север приложит лед.
Небо прижмет ладони к степным бокам.
Курит земля туманы лесных болот.
Реки как слезы текут по ее щекам.
В день, когда вон из сердца уйдет война,
В ночь, когда звезды покатятся тихо вниз,
Вылей на землю третий бокал вина.
Выдохни небо и медленно оттолкнись.
2013

Музыка близкой войны
Война у планеты
на лестничной клетке.
Вертятся в ящиках
наши предки.
Темя солдатика
Преет в каске.
Второе мая.

А завтра Пасха.
В небе ржавеют
Железные мухи.
Видят болота
В ночи их муки.
Карусель
из пропеллера
в детском парке.
На глазах у солдата
почтовые марки.
Он не дождался
письма от мамы.
Стал, большеротый,
Едой для ямы.
Ротному же
Повезло немного.
Срезало ротному
Только ногу.
Он головой
надоевшей крутит.
Как на ветру
Поседевший лютик.
Степь пограничников
Ест на ужин.
Ходит Спаситель
По красным лужам.
А в это время
В местечке милом
Некто успешный
Торгует мылом.
Делает важные
Правки в плане.
Новости тихо
Журчат в экране.
Он от войны
Отгорожен нами
Осиновым колом
С шестью нулями.
Рыбьим жиром
Смазаны локти.
Одна любовница
Красит ногти.
Другая танцует,
Чулок снимая.
Третья мается.
Третье мая.
Четвертого утром
Пойдем в атаку.
Сын лейтенанту
Прислал «каляку».
Его фотография
В левом кармане,
Там за иконкой.
Стоит на грани
Взвод, зарываясь
В песок пасхальный.
Чтобы набором
не стать игральным.
Демоны часто
Играют в кости...
Спирт замерзает
На третьем тосте.
Демоны любят
Готовить мыло.
Ночь на Кавказе
Черней винила.
Над этой ночью
Тот свет клубится.
Вас перед смертью
Учили бриться?
Ангел бренчит
На трофейной лютне.
Некто звонит
Через новый спутник.
- Костя, ну, как там
Продажа мыла?
- Варятся кости.
Реклама - сила.
Вдруг воскресает
Убитый Женя.
Небо приходит
Над ним в движение.
Видит он маму
В косынке нежной.
Краской оранжевой,
Краской свежей
Мама рисует
На небе солнце.
Носом об ветер
Собака трется.
Испепеляется
Похоронка.
Камень отвален
В скале - воронка.
Шьет ему к свадьбе
Сестра рубашку.
Пятое мая.
Чечня.
Самашки.
12.8.14

Москве в юбилей
Время скопилось на этом месте,
Как обувь в прихожей на дне рожденья.
В воздухе сгустки любви и мести,
Бремя пыток и наслажденья.
Слушая речи ухом Ван Гога,
Глазом Кутузова, видя лица,
Хочется долгими травами долго
Отсюда бежать и воды напиться
В Бородино!
Ради но-
вых «бабок»,
Не жалко вам, Гоги,
Московских бабок!

На дне рожденья, на самом днище,
Среди помоев и тухлых рыбин,
Подарки дарят под аркой нищим,
В консервном банке играет Клиберн.
Сентябрь с торбой.
В ней бутерброды.
Поешь, мой гордый,
И станешь добрым.
На Юбилее
За «Ю» болея,
На Курском Веня
Все ждет борея.
Закуска,
Вони глоток из глотки,
Бутылки липкой,
Нехватку водки
Флакон заменит,
Где женский локон.
Дракон не умер –
Как сдохнуть мог он,
Когда Георгий давно без нимба,
Но на коне хоть, и то – спасибо!

Нагим и годным,
На гимн и гомон,
Нагнулся город
Под гиблым гномом.
Он любит праздник,
Он ставит призмы.
На нем подрясник
И герб Отчизны.
И спорят в цирке
Про парня в цинке
Циничный мальчик
И целка с биркой,
А телевизор
Отображает,
Как тело Лизы
На кол сажают.
Бедняга Лиза,
В пруду столичном,
В бреду публичном
Грустит о личном.

Скопилось время на лобном месте,
И оскопилось от злобной мести.
Но мажут Кремль
Тем адским кремом,
Втянувшим Риту
В дурную свиту.
Про купол вкупе
С колоколами,
О юбилее
Истошно блея,
Поет кто куплен,
Кто в «пополаме»,
И белой куклой,
Во тьме белея,
«Первопанельная» спит устало,
А гости пляшут. И все им мало.

Победа
Пол пути молотившего беды,
Обогнувшего сеть западни,
Не пьяни меня, близость победы,
Не дари мне беспечные дни.

И с тромбонами медными в ссоре
Повседневно одет и обут,
Пусть я буду в притихшем дозоре
За минуту до главных минут.

Под звездой, что горит одиноко,
Как под самым большим фонарем,
Пусть увижу победу в бинокль,
Наступившую в сердце моем.

Покров
Когда утихнут сто ветров
И семь дорог сотрутся пройденных,
Тогда сукно свое Покров
Оставит на остывшей Родине.

Сукном прибив словесный дым
С его отравленными злаками,
Последний раз последний Рим
Почтут особенными знаками.

И в золотой своей золе
Погрязнут истину поправшие,
Когда засветятся в земле
Не спавшие солдаты павшие.

Но только дети из окон
Увидят сквозь туманы мглистые
И звезды белые погон,
И пуговицы золотистые.

Опубликовано в Литературно-общественный журнал "Голос Эпохи", выпуск 4, 2014 г.  
Tags: ГЭ, поэзия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments