Елена Семёнова (elena_sem) wrote,
Елена Семёнова
elena_sem

Некоторые материалы сайта "Голос Эпохи"

Алексей Тепляков. Партизанские социальные чистки на востоке России в 1919—1920 гг.: роговщина и тряпицынщина 04.10.2014 Алексей Тепляков. Партизанские социальные чистки на востоке России в 1919—1920 гг.: роговщина и тряпицынщина

В истории краснопартизанского движения периода Гражданской войны имеется важный и драматический аспект, на который пока ещё мало обращается исследовательского внимания. Речь идёт о широком и повсеместном партизанском терроре против представителей как белой власти, так и целых слоёв населения, считавшихся, с точки зрения партизан, вредными «буржуями» или, например, «инородцами». Имена партизанских вожаков-анархистов Г. Ф. Рогова и Я. И. Тряпицына, контролировавших в 1919—1920 гг. обширные территории Кузбасса и Сахалинской области, остались в истории примером не только крайнего грабительства и разбоя, но и применением широкого социального террора. Партизанский террор, опиравшийся на традицию крестьянских самосудов и изощрённые издевательства бывалых уголовников, обильно представленных в антиколчаковском повстанчестве, имел давнюю традицию и шёл вслед за садизмом пугачёвцев, вырезавших тысячами население захваченных уральских заводов вместе с женщинами и детьми [1], массово убивавших священников и сжигавших церкви [2]. Современный антрополог пишет, что когда в сообществе образуется дефицит культуры, высвобождаются те инстинкты первобытных людей (жестоких охотников-дикарей), которые обычно заглушены и скованы культурными нормами [3]. Возрождение архаичного противостояния «свой-чужой» то и дело приводило к жестокому уничтожению тех, кого партизаны (преимущественно маргинализированные крестьяне) считали вредными чужаками: богатых, священников, чиновников, интеллигентов.

Алексей Тепляков. Олицетворение чекизма: к исторической оценке М. И. Лациса 04.10.2014 Алексей Тепляков. Олицетворение чекизма: к исторической оценке М. И. Лациса

Практик и теоретик чекизма как идеологии советской карательной машины, М. И. Лацис (1888−1938) был одним из основателей ВЧК[1], закономерно в итоге ставший жертвой создаваемой и укрепляемой им страшной машины уничтожения. Между тем до сих пор в литературе можно встретить нейтрально-благожелательные оценки этого мрачного исторического персонажа. Причём исторического в двух смыслах: если Сталин по совместительству был главным историком своей партии, то Лацис — официальным историографом ВЧК.

Дмитрий Соколов. «Бичуя отдельные недостатки» 04.10.2014 Дмитрий Соколов. «Бичуя отдельные недостатки»

«Изнанка» поздней советской действительности в публикациях севастопольской прессы второй половины 1950-х — начала 1980-х гг.

Дмитрий Соколов. Аргонавты ГУЛАГа 04.10.2014 Дмитрий Соколов. Аргонавты ГУЛАГа

Рецензия на книгу: «Так было, я свидетель...» История репрессий против греков 1920–1950 гг. Воспоминания / сост. И.Г. Джуха. — СПб.: Алетейя, 2012.

Дмитрий Соколов. Тюремная одиссея русского дворянина 04.10.2014 Дмитрий Соколов. Тюремная одиссея русского дворянина

Воспоминания узников «Архипелага ГУЛАГ» похожи, и вместе с тем, заметно отличаются друг от друга. Разные истории, разные судьбы. Есть тексты в художественном плане бесхитростные, есть Произведения с большой буквы. К последним должно отнести книгу выдающегося русского писателя, переводчика, публициста, историка Олега Васильевича Волкова (1900–1996) «Погружение во тьму». Своей глубиной и пронзительностью эти мемуары, без сомнения, могут быть поставлены в один ряд с произведениями Бориса Ширяева, Ивана Солоневича, Александра Солженицына.

Владимир Киреев. 1 октября. Начало героической Обороны Смоленска 04.10.2014 Владимир Киреев. 1 октября. Начало героической Обороны Смоленска

Говорят, что стихийное время боя способно внезапно замирать. И тогда, будто в замедленной съёмке, можно видеть снаряд или пулю, выцеливающую чью-то жизнь. Что происходит в такие мгновения в душах сражающихся? Понимают ли воины, обороняющие крепостные стены Родины, что сами стали неким монолитом между земным и Вечным? Застывшее время... Застывшие ратники... И каждый подобен камню в несокрушимой стене Отечества.

Мария Сараджишвили. Не смогла оттолкнуть… 27.09.2014 Мария Сараджишвили. Не смогла оттолкнуть…

Нана, родив еще троих детей, после развала Союза вконец погрязла в долгах и в итоге потеряла квартиру. Имеда, отслужив срочную при Шеварднадзе, решил остаться в армии, в надежде заработать братьям и сестрам на жилплощадь. Уже и долгожданная квартира замаячила впереди, как вдруг их часть перевели на осетинскую границу. Подразумевалось: чуть что не так — и сразу в бой с «сепаратистами». Тут ему, видно, что-то вступило в голову. Он позвонил матери и сказал: — Мам, я не буду стрелять в своих. Знаешь, тетю Олю вот вспомнил. Она осетинка. И дезертировал из части. А с ним еще семьдесят человек таких же. Тоже, наверное, «своих» осетин каждый из них вспомнил. За нарушение контракта им штраф огромный навесили — десять тысяч лар. Пока не выплатишь — с документами проблема, ни на одну работу не возьмут.
Tags: ГУЛАГ, Страницы Истории, гражданская война, даты, красный террор, публицистика, русский геноцид
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments