Елена Семёнова (elena_sem) wrote,
Елена Семёнова
elena_sem

Ефросиния Керсновская. «Сколько стоит человек». Часть 11.

Куда ни глянь, маячат одинокие фигурки: дети, женщины, реже - мужчины. Если при­смотреться, то замечаешь, что они наклоняются, что-то собирают. Но что? Ага, наверное, сморчки. У нас по весне их на стерне видимо-невидимо! Но нет, сморчки собирали бы в лукошки, короба, ведра, а тут что-то в котомки суют. И не только на стерне, но и на карто­фельном поле. Ясно видно, что они роются в грязи и выбирают пропущенную при копке картошку - мягкую, водянистую гниль.
Но что это? Где-то вдалеке послышался тоненький голосок:
- И-и-и-о-е-и-и-и!
Фигурки, разбросанные по полю, заметались и ки­нулись в сторону недалекого колка - березового пе­релеска.
Тут я разглядела, в чем дело. Какой-то всадник тя­жело скакал по размокшей стерне на лошади, разбра­сывающей мокрую землю копытами. «Вот-те и на! Оп­ричник это, что ли?» - с удивлением подумала я, глядя на поднятый им переполох. Похоже было, что дело обстоит именно так. Только у этого опричника к сед­лу были приторочены не метла и песья голова, а с пол­дюжины котомок - от крошечной сумки до порядоч­ной торбы!
Я не понимала, чем помешали этому опричнику дети и старухи, собиравшие сморчки или что бы там ни было? Мое недоумение было разрешено в ближай­шей же деревне. Удивляясь моей наивности, человек, к которому я обратилась с вопросом, объяснил:
- Люди ходят на жниво и собирают прошлогодние колоски, а конные объездчики следят, чтобы они это­го не делали: их избивают, отнимают зерно, штрафу­ют.
- Но отчего же, Боже мой? Всюду нужда, голод... Отчего лишать людей этой горсти зерна?
- Позволь нам, так мы все разбредемся по полям. Кто же будет работать? Трудодень - это палочка на бумаге. За этой палочкой ничего нет или от силы грамм 100, то есть опять же ничего, так как за харчи все равно взыщут. А за день колосками можно насо­бирать килограммов десять зерна.
- Но зерно, что в колосках, все равно пропадет?
- И так потери велики, а если отдать людям то, что осталось неподобранным, так они еще хуже подби­рать будут.

- Людей нет, лошадей нет... А тут верховые носят­ся!
- Для этого и люди, и лошади найдутся. А ты, тетка, проходи лучше! С тобою тут и до беды недолго.

***

...Пашут большой участок залежи. Должно быть, под свеклу. Жарко. Участок разбит на отдельные «загон­ки». Их около десятка. В каждой загонке - плуг, в каж­дом плуге - корова.
Даже привычным к ярму волам весной, особенно в жаркую погоду, тяжело в борозде... Что же сказать о корове?! Не скажу, что мне не было жаль и жен­щин, ведь пахари-то все исключительно женщины. Жаль! Очень жаль. Но корову - больше.
Шлея рассчитана на лошадь, с коровы она сполза­ет: верх перескакивает через холку, низ жмет на гор­ло. Корова, пройдя несколько шагов, с хрипом валит­ся в борозду. Встает на колени и - снова падает. Язык вывален изо рта. С него тянутся длинные нити слю­ны. В выпученных, налитых кровью глазах - страх, удивление, боль. И еще - упрек.
Корова дойная. Вымя, растертое в кровь, болтает­ся. Женщина ломает руки и голосит, ведь горем бу­дет и то, что не справится с работой, и то, что от этой работы пропадет у нее молоко. Ведь корова - корми­лица семьи. Весной вся надежда на молоко, которым можно забелить пареную крапиву и лебеду - един­ственное питание тех, кто должен и армию накормить, и фашистов разгромить.
Tags: ГУЛАГ, керсновская, мемуары, русский геноцид
Subscribe

  • Белый блок

    Белый Архангел Сибири. Русь металась подстреленной птицей ... Белый Архангел Сибири. ОТ СЫЗРАНИ ДО НОВОДЕВИЧЬЕГО РПО им. Императора…

  • Белый блок

    Александр Великий: В.В. Розанов. Александр III Историк Александр Черёмин приглашает на экскурсию "Москва времён коронации…

  • Белый блок

    Большой Александровский календарь. Январь 2020 г. Очерк Законодательной Деятельности в царствование Императора Александра III. 1881 -…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments