June 19th, 2009

Новости

Владимир Макаров прибыл на место отбытия срока.

Из переписки жены политзэка адвоката С. Л. Котова и жены политрепрессируемого журналиста И. В. Кулебякина

Жителей России будут лишать собственности без суда

Движение "За права человека" и МХГ потребовали расформировать Центр "Э"

ЦБ готовит масштабную «чистку»: трети банкам грозит ликвидация

Известный экономист Михаил Делягин полагает, что произвол чиновников подпадает под статьи Закона "О противодействии экстремистской деятельности"…

Зарплата главы «Газпрома» превысила $5 миллионов

В Великобритании католикам запретят открыто исповедовать свою веру

Генеральная прокуратура выявила серьезные нарушения в существующей системе привлечения на работу иностранных граждан. Как передает корреспондент РИА «Новый Регион», в надзорном ведомстве полагают, что Минздравсоцразвития, ответственное за эту ситуацию, таким образом обостряет обстановку в стране и создает почву для экстремистских проявлений.


крест

Священномученик Петр Беляев

В ночь на 4/17 июня 1918 года иерей Петр Беляев был расстрелян. Когда утром супруга отца Петра принесла для него в штаб Красной армии хлеб, ей сказали, что арестованный переведен в Екатеринбург.
23 июня/6 июля большевики в бессильной злобе расстреляли еще двух священников: отца Александра Миропольского и отца Петра Смородинцева – и с ними 27 прихожан. Этих страдальцев отпевали вместе с отцом Петром Беляевым 7/20 июля в той самой церкви, где совсем недавно служил он сам.

Носков Виталий Николаевич. Штурм Первомайского. "ПУРГА-555" ПОД ПЕРВОМАЙСКИМ

Дагестанские старейшины, уходя из Первомайского перед штурмом, просили российское командование поберечь кладбище с могилами предков. "Село-то мы отстроим заново, - говорили они, - а вот не сохранить дорогие могилы для нас большое несчастье". Боевики-чеченцы особенно вгрызлись в землю именно на кладбище. Заставляя работать захваченных заложников и новосибирских милиционеров, они закопались в дагестанскую землю, как кроты, нарыли дополнительные ходы сообщения, запасные окопы, а самое неприкосновенное в Дагестане - могильные плиты - стали для них пулеметными щитками.

А.Н. Савельев, С.П. Пыхтин, И.М. Калядин. Национальный манифест.

Мировая война не закончилась, когда замолчали пушки. Она лишь отступила в тень, прикрывшись миролюбивой риторикой и гуманными намерениями. Агрессор сменил стратегию: вместо физического истребления народов и государств, он занялся уничтожением народной души, рассудка политиков, разума мыслителей, веры, верности, любви, чести – всего, что составляет достоинство человека и складывает из отдельных людей нации. Убивая дух нации, агрессор стремится остановить историю, задержать ее в тот момент, когда ему удалось подчинить и обратить в рабов самые свободолюбивые и творческие народы. Имя агрессору – мировая олигархия. Сущность ее – мировое зло.

А.Н. Савельев, С.П. Пыхтин, И.М. Калядин. Национальный манифест. Часть 2.
А.Н. Савельев, С.П. Пыхтин, И.М. Калядин. Национальный манифест. Часть 3.
А.Н. Савельев, С.П. Пыхтин, И.М. Калядин. Национальный манифест. Часть 4.
А.Н. Савельев, С.П. Пыхтин, И.М. Калядин. Национальный манифест. Часть 5.
А.Н. Савельев, С.П. Пыхтин, И.М. Калядин. Национальный манифест. Часть 6.
белый крест

Белый Стан. Владимир Корвин-Пиотровский

***
Нас обошли и жали с тыла,
Снаряды близились к концу,
И стала смерть лицом к лицу
И пулей вражеской завыла.
 
Шумели громко хвастуны,
Молчали храбрые устало,
И пламя черное войны
На горизонте клокотало.
 
В разбитой хижине к утру
Совет составился случайный,
И не было уж больше тайной,
Что с первым солнцем я умру.
 
В дырявых сумках эскадрона
Остаток скудный наскребя,
Я молча разделил патроны,
Один оставил для себя.
 
Тогда,в минуты роковые,
Как будто гибели назло,
Тогда, клянусь, меня впервые,
Такое счастье обожгло,-
 
К такой свободе полноводной
Душа прильнула наяву, -
Что новый день, как смерть свободный,
Стал днем живых. И я - живу.
 
***
Когда прожектор в выси черной
Свой узкий распускает хвост
И над общественной уборной
Подрагивает гулко мост,-
 
И затекает дождь за ворот
Растерзанного пиджака,
Мне кажется, что мост и город
Вдруг уплывают в облака -
 
Кто может знать? Но бег тревожный,
Весь этот шум, и лязг, и звон -
Весь этот мир - быть может, ложный
Мучительный и краткий сон.
 
И вдруг под фонарем проснется
бродяга в рваном котелке,
Он рук моих крылом коснется,
Он уведет меня к реке.
 
И я увижу с изумленьем
Сквозь своды тяжкие воды
Лазурь, пронизанную пеньем,
И белых отроков ряды.
 
И крылья обретая тоже,
Уже летя, уже трубя,
Я в том, который всех моложе,
Узнаю с трепетом себя.
 
Другие стихотворения поэта