January 18th, 2009

ЗВЕЗДЫ МУЖЕСТВА. ПОД БАМУТОМ, НА ЛЫСОЙ ГОРЕ (2)

“ЧЕРЕЗ Бамут нескончаемым потоком шли беженцы. Они шли и ехали, ехали и шли. На скрипучих арбах и в фургонах — женщины и старики, дети, домашний скарб. Пешие шли с котомками за плечами и с малыми детьми на руках. Поток беженцев все увеличивался и увеличивался. На лицах и одежде людей — следы многих ночей, проведенных у костров под открытым небом.
Люди шли через леса и горные села, оставляя в стороне открытые дороги вдоль Сунженского хребта. Это были жители Краснодара, Кабарды, Осетии, вынужденные покинуть свои села и города с приближением фронта...”
 
Полковник Гаврилов (в нашем документальном повествовании под вымышленными фамилиями действуют персонажи как вполне реальные, так и собирательные, другие названы по их позывным или окопным прозвищам, “погремухам”, как говорят сами солдаты, а некоторым нашим героям оставлены их подлинные имена, которые уже навсегда вписаны в историю внутренних войск, причем вписаны золотыми даже буквами) глянул на часы — до вечернего совещания оставалось еще четырнадцать минут — и закрыл красную потрепанную книжку, заложив недочитанную страницу свернутым в узкую полоску конфетным фантиком. Он, некурящий, обычно носил в кармане камуфляжа десяток дешевеньких, как их называют, сосательных карамелек. В последнюю неделю это была “Слива”. Когда большинство офицеров доставали из пачки очередную сигарету, Гаврилов бросал на язык маленький сизого цвета кругляш, окаменевший на каком-то забытом Богом и чертом, но обнаруженном войсковыми тыловиками складе. Конфетки были с кислинкой, которая растушевывала луково-чесночную горечь — следствие неустанной простонародной борьбы с простудой и недостатком витаминов.

КУРС ВЫЖИВАНИЯ. Зарождение и последствия экономического кризиса на примере Аргентины.

(На материал этот навёл меня мой друг. По-моему весьма актуально в условиях нарастающего развала)

Фрагмент
ЧАСТЬ IV

Изучение кризиса в университете: темные предзнаменования.

Я совсем забыл об этом!

Это случилось 4 года назад, почти через год после декабрьского кризиса 2001 года. Это был курс социальных исследований, и преподаватель, не помню, если это был он или она рассказывал о различных видах социальной пирамиды. У нас даже были учебники с теми, жестокими пирамидами! Первая пирамида разъясняла простейшее общество. Пирамида с двумя горизонтальными линиями, разделяя сверху (высокого социального класса), в середине (средний класс), и в нижней части пирамиды (бедный, пролетарский). Преподаватель объяснил, что в середине пирамиды, средний класс, выступал в качестве подушки между богатыми и бедными, заботясь о социальной напряженности. Вторая пирамида имела большой средний раздел, это была пирамида, стран первого мира. Внизу очень тонкие стрелки показывают, что существует возможность перейти из низшего в средний класс, и из середины на вершину социальной пирамиды.

Третья пирамида показала коммунистическое общество. Там стрелки с низшего и среднего класса пытались достичь верхнего, но отскакивали от линии. Небольшое высшего общество, и один большой низший слой, смягченный минимальным средним классом, разделяющим пирамиду. Then we turned the page and saw the darned fourth pyramid. Тогда мы перевернули страницу и увидели четвёртую пирамиду. На ней стрелки из среднего класса, вели в низший, класс бедных.

"Что это?" Некоторые из нас спросили.

Преподаватель посмотрел на нас. "Это мы"

"Это рухнувшая страна, страна, которая превращается в страну третьего мира, где почти нет среднего класса, один огромный низший класс, и очень небольшой, очень богатый, высший класс"

"Что это за стрелки, которые идут от середины к нижней части пирамиды?" Кто-то спросил.

"Это средний класс, превратившийся в бедных".

"Вы видите, доходов от среднего класса, недостаточно для того, чтобы и дальше функционировать в качестве среднего класса. Некоторые из верхнего класса падают в средний класс, но подавляющее большинство среднего класса превращается в бедных ", сказал преподаватель.

Через несколько месяцев мы увидели, что все сказанное преподавателем оказалось правдой.

ПРЕСТУПНОСТЬ

Даже тогда, когда преступность всегда была в центре внимания в Южной Америке, моя страна была исключением. Было опасно, да, но ничего подобного тому, что происходило после экономического кризиса 2001 года. Когда-то дети могли играть на тротуаре или пешком возвращаться домой с вечеринки, в нескольких кварталах. Сейчас все переменилось. Дети больше не играют на тротуарах. Я несколько перефразировал. Больше НИ ОДИН ребенок не играет на тротуаре в любое время суток. Может быть, ребенок катается на велосипеде в нескольких метрах от тротуара, но всегда под наблюдением взрослых. У ребенка, который катается на велосипеде сам по себе, отберут велосипед, а самого изобьют. Подростки представляют собой большую проблему. Вы не можете держать в 15 или 16-летнего ребенка внутри дома весь день, хотя они уже достаточно взрослые, а когда солнце заходит, все становится намного хуже.

Collapse )
МАТЕРИАЛ ЦЕЛИКОМ