?

Log in

No account? Create an account

Владимир Солоухин. Письма из Русского музея. Как разрушали Москву

Владимир Солоухин. Письма из Русского музея. Как разрушали Москву

Перед входом в ГУМ со стороны Никольской  улицы  (улица  25 Октября) вы замечали,  вероятно, никчемную  пустую  площадку,  на  которой располагаются обычно продавцы мороженого. Здесь стоял Казанский собор, построен-ный в 1630 году.
     Наверно, вы  знаете  стоянку автомобилей там, где Сто-лешников переулок выходит на Петровку.  На этом месте  стояла церковь Рождества в  Столешниках XVII века.
     На Арбатской площади со стороны метро,  где  теперь  совершенно  пустое место, поднималась красивая церковь XVI века.
     Напротив Военторга  украшала Воздвиженку (проспект  Калинина) церковь в стиле южнорусской деревянной архи-тектуры, построенная в  1709--1728  годах. Кстати, в этой церкви венчался великий русский сатирик Салтыков-Щед-рин.
     На Гоголевском  бульваре,  где  сейчас дешевенькие  фа-нерные  палатки, возвышалась церковь Покрова на Грязях, построенная в 1699 году.
     Я продолжу перечень, но более схематично.
     Церковь X VI века на углу улицы Кирова и площади Дзержинского. Сломана. Теперь пустое место.
     Церковь Фрола  и Лавра (1651--1657 годы) на  улице Кирова, наискосок от почтамта. Сломана. Пустое, захлам-ленное место.
     Церковь  XVII--XVIII веков на углу улицы  Кирова  и улицы Мархлевского. Сломана. Пустое место. Фанерные па-латки.
     Церковь  1699  года, в  которой  крестили Лермонтова.  У Красных ворот. Сломана. Сквер.
     Церковь  XVI  века  --  угол  Кузнецкого  моста  и улицы  Дзержинского. Сломана. Стоянка автомобилей.
     Церковь   с   шатровой   колокольней   1659  года   на  Арбате   против Староконюшенного переулка. Сломана. Пустое мес-то. Трава.
     Шатровая колокольня 1685 года на улице Герцена. Сло-мана. Скверик.      Церковь 1696 года на Покровке. Сломана. Сквер.
     Церковь 1688 года на улице Куйбышева. Сломана. Сквер. 
     Памятников  архитектуры в Москве уничтожено более четырехсот, так что я слишком  утомил  бы вас, если бы взялся за полное доскональное перечисление. Жалко  и  Су-хареву башню,  построенную  в  XVII  веке.  Проблему объезда ее автомобилями можно  было решить  по-другому,  пожертвовав  хотя  бы угловыми домами  на  Колхозной  площади  (универмаг, хозяйственный  магазин,  книжный магазин). Жалко и Красные и Триумфальные ворота.
     Может  быть,  вы  знаете,   что  многие  уничтоженные  па-мятники  были незадолго   перед  этим  (за  два,   за  три  года)   тщательно   и  любовно отреставрированы?  А,   знаете  ли,  что  площадь  Пушкина  украшал  древний
Страстной  монастырь? Сломали. Открылся  черно-серый  унылый фасад.  Этим ли фасадом должны мы  гордиться как достопримечательно-стью  Москвы? От  его ли созерцания увлажнятся глаза  какого-нибудь нового Кнута Гамсуна?  Никого  не удивишь и сквером и кинотеатром "Россия" на месте Страстного монастыря.
     (...)
     Вспомнив   о   корнях,  расскажу  вам   об  одном  протоколе,   который посчастливилось  прочитать   и  который  меня  по-тряс.   Взрывали   Симонов монастырь. В  монастыре  было фамильное захоронение Аксаковых и, кроме того, могила поэта Веневитинова. Священная память, перед  замечатель-ными русскими людьми, и даже перед Аксаковым,  конеч-но, не остановила взрывателей. Однако нашлись энтузи-асты,  решившие прах  Аксакова  и Веневитинова  перенести  на Новодевичье  кладбище.  Так  вот,  сохранился  протокол.  Ну,  сначала  идут обыкновенные подробности, напри-мер:
     "7 часов. Приступили к разрытию могил...
     12 ч. 40 м. Вскрыт первый  гроб.  В нем оказались хоро-шо сохранившиеся кости скелета. Череп наклонен на  пра-вую сторону. Руки сложены на  груди... На  ногах невысо-кие  сапоги,  продолговатые,  с  плоской  подошвой и низким каблуком.  Все  кожаные  части  сапог  хорошо  сохранились,  но  нитки,   их соединявшие, сгнили..."
     Ну и так далее, и так далее. Протокол как протокол, хо-тя и это ужасно, конечно. Потрясло же меня другое место из этого протокола. Вот оно:
     "При  извлечении  останков  некоторую  трудность  пред-ставляло  взятие костей  грудной  части,  так  как  корень бе-резы, покрывавшей всю  семейную могилу Аксаковых, про-рос через левую часть груди в области сердца".
     Вот я и спрашиваю: можно ли было перерубать такой корень, ронять  такую березу и взрывать само место вокруг нее?

     Ужасная  судьба постигла великолепное Садовое кольцо. Представьте  себе на месте сегодняшних московских буль-варов голый и унылый асфальт во всю  их огромную ши-рину.  А  теперь  представьте  себе  на  месте  голого  широкого асфальта  на  Большом  Садовом  кольце  такую  же  зелень,  как на уцелевших бульварах.
     Казалось  бы,  в  огромном  продымленном  городе каждое  дерево  должно содержаться на учете, каждая веточка до-рога. И действительно, сажаем сейчас на тротуарах липки,  тратим на это много  денег, усилий и времени.  Но росли ведь  готовые  вековые  деревья. Огромное зеленое  кольцо  (Садовое кольцо!) облагораживало  Москву.  Правда, что  при деревьях проезды и справа и  слева были бы поуже, как,  допустим,  на  Тверском бульваре либо на  Ленинградском проспекте.  Но ведь ездят же там автомобили. Кроме того, можно было устроить объездные  пути параллельно Садо-вому кольцу,  тогда  сохранилось  бы  самое ценное, что может быть в большом городе -- живая зелень.

Comments

October 2019

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com